eng
Вы здесь:
youtube vk twitter instagram telegram facebook

fedorov dmitryФЁДОРОВ
Дмитрий Владимирович



Родился 1 апреля 1973 года во Владимире.
Врач.
Работает в «Торпедо» (Владимир) с 2009 года.











Интервью 2015 года

- Дмитрий Владимирович! Как на Вашем горизонте появился футбол?
- Получилось всё так. Ещё до моего прихода в «Торпедо» многие футболисты обращались ко мне по медицинской части. Это и Дмитрий Владимирович Вязьмикин, и Евгений Евгеньевич Дурнев, и Александр Евгеньевич Акимов. Официально же я в команде с 2009 года. На каком-то этапе Евгений Евгеньевич Дурнев, тогда главный тренер коллектива, предложил мне стать врачом клуба, ведь всё равно так или иначе почти все торпедовцы проходили через меня, обращались со своими проблемами. Так мы стали официально сотрудничать. Впрочем, более близко с «Торпедо» мне удалось познакомиться за пару лет до этого, тогда я съездил с командой на один из южных сборов.
 
- Какие были первые впечатления от поездки и от общения с коллективом?
- Сначала не очень привычно было, некоторое время ушло на то, что понять, что к чему, ведь основная моя специализация - экстренный хирург. Пришлось ближе столкнуться со спортивными травмами поближе, хотя и до этого имел с ними дело. При работе в Городской клинической больнице скорой медицинской помощи, известной как «Красный Крест», принимали не раз футболистов с различными повреждениями. Кстати, первым игроком, поступившим ко мне, был Александр Евгеньевич Акимов. Тогда у него был серьёзный вывих плеча. Так появился у меня первый футбольный пациент.
 
- Есть ли определённые сложности в работе врачей второго дивизиона?
- В принципе, больших различий в нашей деятельности нет ни в первом дивизионе, ни во втором, ни, наверно, в Премьер-Лиге. Впрочем, в элитной лиге никогда не работал, хотя очень бы хотелось попробовать себя и там. Самое главное - это найти общий язык со всей командой, это во-первых. Во-вторых, необходимо найти индивидуальный подход к каждому игроку. Любому футболисту нужно своё «лекарство». Кому-то надо просто разломить таблетку, дать её выпить и отправить на поле. Кому-то нужны более действенные «препараты». Но владимирское «Торпедо» отличается тем, что мы стараемся проводить серьёзную психологическую подготовку. Хотя сейчас у нас хорошее лекарственное обеспечение, так же нет проблем со спортивным питанием. Раньше мы не могли себе подобного позволить, зато сейчас выходим на качественно другой уровень. Опыт работы помогает нам решать почти все возникающие вопросы, тем более, что практика имеет главенствующее значение для любого врача, в том числе и спортивного.
 
- Специфика работы медицинского штаба такова, что появляясь на поле у вас есть буквально секунды, чтобы понять суть травмы и помочь игроку. Как Вам это удаётся?
- Я в экстренной медицине с 1999 года, довольно длительный уже срок. Работая в больнице скорой помощи, видел самые различные травмы и повреждения. Поэтому есть определённое чутьё, которое помогает визуально понять тяжесть повреждения. Иной раз уже на бровке понимаешь, что к чему. В «Торпедо» такое тоже бывало. Вспоминаю травму Игоря Падерина, когда с момента столкновения и контакта стало ясно, что серьёзной травмы не избежать. Смотря футбол со скамейки запасных или с трибуны, начинаешь по-другому воспринимать все те эпизоды, после которых может потребоваться медицинская помощь. Сейчас процентов на 80 могу сразу определить, что игрок получил травму.
 
- Наверно, периодически возникают ситуации, которые можно назвать критическими или, наоборот, относительно курьёзными?
- Комизм и травмы вещи, безусловно, несовместимые. Могу разве вспомнить первый сбор Антона Усова. Дело было в Турции, буквально после первой тренировки он пришёл ко мне и спрашивает, что же делать, ибо у него на ногах были здоровенные мозоли. Виной тому были новые бутсы. После этого он весь сбор бегал по кругу - одну неделю в носках, вторую в шлёпанцах. Да, такое бывает, и это тоже опыт… Смеялись все. Увы, и серьёзные эпизоды случались – переломы ключицы у Игоря Падерина и Павла Храмова, это безумно больно. Сразу можно было понять серьёзность случившегося.
 
- Врачебный контроль. Давайте затронем и эту тему. Иногда приходят шокирующие сообщения со всего мира о смерти того или иного спортсмена прямо на соревнованиях. Что делается в «Торпедо» во избежание таких ситуаций? Как проходит контроль за здоровьем игроков?
- У нас с этим делом всё обстоит очень серьёзно. Футболисты проходят комплексный медицинский осмотр в нашем физкультурном диспансере. Его база позволяет это делать на предельно высоком уровне. Анализируются данные обследования каждого футболиста персонально. Были иногда ситуации, когда после получения всех результатов требуется дополнительное обследование. С тем же Антоном Усовым. Когда ему диагностировали проблемы сердечного плана, наш пришлось отправить его на дальнейшие консультации в Санкт-Петербург и Москву. В целом же, подобные осмотры проводятся не реже одного раза в год, раньше перед началом сезона, сейчас это происходит тоже зимой, но уже между первой и второй частями первенства. Слава Богу, что, к примеру, последний осмотр не выявил ни у кого никаких отклонений. Помимо этого, на регулярной основе проводятся внутренние медицинские осмотры, особенно, когда тренерский штаб планирует более серьёзные нагрузки. Сейчас у нас есть дополнительное физиооборудование и необходимые медикаментозные препараты, спасибо нашему руководству за их приобретение. Всё, что требуется для полноценного контроля за здоровьем игроков и их восстановления после полученных травм и повреждений, в «Торпедо» имеется в наличии.
 
- Позволю себе провокационный вопрос. Допустим, что перед важным матчем игрок получает травму, не до конца восстанавливается. За кем остаётся решающее слово, если есть необходимость его участия в игре - за игроком, за тренерским штабом или за врачами?
- Трудно однозначно сказать. Я, безусловно, доношу своё мнение до главного тренера, он советуется и с игроком. Но затем окончательное решение остаётся за наставником. Тем не менее, у нас футбол с человеческим лицом, поэтому всегда эти ситуации решаются мирно. Да, ребята иногда играют на уколах, на таблетках. Без этого всё равно никак не обойтись. Морально-волевые качества торпедовцев в такие моменты выходят на первый план. Как правило, все футболисты сами рвутся в бой! Да и реабилитационная служба у нас всегда на высоте. В одиночку мне с таким объёмом не справиться. У меня есть отличный тыл в лице нашего массажиста Олега Алексеевича Мартынова, человека опытного, поработавшего в ряде клубов, в том числе и Премьер-Лиге. Он даже порой без различных аппаратов может определить, к примеру, повреждения мышечных тканей, а мне остаётся только назначить лечение футболисту. Мы с Олегом Алексеевичем работаем на полном доверии.
 
- Дмитрий Владимирович! Отвлечёмся от медико-врачебных вопросов. Расскажите немного о себе.
- Я всю свою сознательную жизнь прожил во Владимире, где и родился. Спортом занимался в юности, имею первый разряд по лёгкой атлетике. Всегда увлекался футболом, он мне нравился. Но потом спорт отошёл на второй план. Главенствующая роль перешла к учёбе - медицинское училище во Владимире, медицинская академия в Нижнем Новгороде, между ними была ещё работа в скорой помощи в нашем городе. И с 1999 года я тружусь в Городской клинической больнице скорой медицинской помощи. Потом, когда стал работать и в «Торпедо», встал вопрос о получении лицензии спортивного врача. В этой ситуации мне очень помог Анатолий Афанасьевич Щукин, человек, отдавший не один десяток лет именно спортивной медицине. Я учился на кафедре спортивной медицины Российской академии медицинских наук имени А.И.Бурназяна. Очень интересные преподаватели, отличные лекции с нужным акцентом на спорт высших достижений. Сдал экзамен, получил нужные документы. Позднее в рамках моей основной работы была возможность побывать в немецком Мюнхене и на месте познакомиться с опытом работы спортивных врачей. Был интересный опыт встречи с людьми, занимающимися производством спортивного трикотажа и изучением его воздействия на организм спортсменов. Кстати, там увидел лимфодренажный аппарат, который впоследствии появился и нас. Точно такой же, как у мюнхенской «Баварии». Пошучу, что так мы выходим на уровень Лиги чемпионов! Есть всегда желание соответствовать определённому высокому уровню, и хорошо, что руководство придерживается таких же взглядов.
 
- Кстати, как удаётся совмещать две работы? Руководство «Красного креста» идёт навстречу?
- Все относятся с пониманием к этой ситуации. Большая армия моих коллег - врачей поддерживает «Торпедо», переживает за команду. После поражений с тяжёлым сердцем прихожу в больницу, все начинают спрашивать, мол, почему, не победили… Как начинаются эти расспросы на утренних планёрках, и так целый день продолжается… После «Химок» буквально затерроризировали меня на работе. В целом же, руководство понимает мою ситуацию. Часто помогают коллеги, с которыми удаётся меняться сменами. Приходится выкручиваться…
 
- Две работы у Вас. Свободного времени наверно не остаётся. Но если оно появляется, то как Вы его проводите?
- Да, его не так много. Моё любимое занятие - рыбалка. Обожаю посидеть с удочкой. Несколько лет тому назад удалось купить дом в Судогодском районе, там есть неподалёку пруд, запустил туда карасиков, теперь можно их ловить. Обычно предпочитаю спокойное времяпрепровождение, зимой хожу на лыжные прогулки. Я живу в Загородном парке, там для этого есть хорошие возможности. Пройтись, погулять - одно удовольствие.
 
- За кого переживаете в российском и мировом футболе?
- В мире болею за «Барселону». Удалось несколько раз побывать на её играх. Хотелось бы отметить великолепную организацию матчей испанского чемпионата, всё продумано на мелочей. До этого ещё посетил «Уэмбли», тогда учился в школе № 23. С классом по обмену побывали на Туманном Альбионе. Если говорить про Россию, то по молодости болел за «Спартак», когда за него ещё не играло такое количество легионеров. Поэтому сейчас только «Торпедо» (Владимир)!
 
- И последний вопрос - Ваши пожелания всем владимирским болельщикам?
- Наши болельщики - совершенно замечательные люди! Желаю им поддерживать «Торпедо» так, как только они это умеют делать. Дыхание трибун всегда важно для наших футболистов. Это всегда чувствуется. Я был на играх во многих городах, и такой поддержки нет ни у кого. Пусть болельщики ходят на стадион, а сектор активных фанатов пусть будет не только на 17, но и на всех остальных трибунах! Но, пожалуйста, поменьше агрессии, давайте все и всегда жить дружно!