eng
Вы здесь:
youtube sportrecs vk twitter instagram telegram tiktok facebook

klykovКЛЫКОВ
Вячеслав Николаевич



Родился 9 января 1949 года в Подольске.
Защитник.
Мастер спорта.

Воспитанник подольского футбола.
Выступал за «Торпедо» (Владимир) в 1976 году.
Также выступал за «Торпедо» (Подольск), «Волга» (Калинин), «Локомотив» (Москва), «Искра» (Смоленск), «Кузбасс» (Кемерово), СКА (Одесса), МЭЛЗ (Москва), «Салют» (Москва).
Выступал за молодежную сборную СССР, сборную РСФСР. Мастер спорта.
Дебют в «Торпедо» (Владимир): 18 апреля 1976 года в матче «Динамо» (Махачкала) - «Торпедо» (Владимир) - 0:0.
Первый гол в «Торпедо» (Владимир): 10 июня 1976 года в матче «Торпедо» (Тольятти) - «Торпедо» (Владимир) - 1:1.
Всего в первенствах СССР в составе «Торпедо» (Владимир) провёл 15 игр, забил 1 гол.
Скончался 6 марта 2021 года в Москве.



- Как вы прорвались в большой футбол из подмосковной глубинки?
- В подольском "Торпедо" под руководством бывшего защитника ЦДСА Михаила Перевалова и рядом с поигравшими в высшей лиге Олегом Чиненовым, Германом Забелиным и другими я быстро дорос до юношеской сборной РСФСР. Когда ее тренер Борис Хренов возглавил калининскую "Волгу", он забрал меня с собой. В Калинине тоже выступало немало москвичей - Виктор Орехов, Саша Голованов, Володя Романов, Коля Кореннов. У них было чему поучиться.
 
- А вы, значит, отправились в обратный путь: Калинин - Москва?
- Настойчиво приглашал в "Торпедо" начальник команды Юрий Золотов. Но тренер сборной России Евгений Рогов во время турне сборной по Африке отговорил меня от этой затеи, уже зная, что вскоре встанет у руля "Локомотива".
 
- В высшей лиге вы провели лишь один сезон. Почему "Локомотив", обладая не худшим составом, по итогам чемпионата-72 вернулся в первую лигу?
- Ребята у нас подобрались неплохие, но из российской глубинки, так что опыта не хватало. А когда зависли над пропастью, началась дурацкая полемика: нужно ли Москве столько команд в высшей лиге. Украинцы в отличие от москвичей держались очень "дружно". Наш главный конкурент в стане аутсайдеров "Карпаты" этот фактор использовал, а нам оставалось рассчитывать только на свои силы. И нейтралитет в матчах соблюдали в основном московские судьи. В игре второго круга с киевским "Динамо" в наши ворота назначили два пенальти - это на своем-то поле! Но вратарь Золтан Милес взял оба - и от Веремеева, и от Мунтяна. Мы победили - 1:0. На финише обыграли ЦСКА - 2:1. Не помогло.
 
- Сезон в высшей лиге, наверное, для вас самый памятный?
- Да, в том числе и тем, что после победы (3:0) над югославским "Железничаром", за который выступали звезды национальной сборной Букал и Спречо, менеджер этого клуба Радович пригласил меня в Сараево. "Слава, ты же настоящая бритва, нам такого не хватает", - оценил он мои подкаты. Но Рогов доходчиво объяснил югославу, как в СССР обстоит дело с отъездом за рубеж. В начале следующего сезона к нам пришел Михаил Якушин, потрясающий человек и специалист. Но всего на полгода. В команде образовалась коалиция против него. Посмотрел он на сборах, как мы играем, и говорит: "Ребятки, выиграть 10:9 у вас все равно не получится. А не лучше ли, чтобы после игры на табло у нас - единичка, а у противника - нолик?"
 
- После вылета "Локомотива" вас другие клубы высшей лиги не приглашали?
- Звал в ЦСКА Валентин Николаев, но его вскоре сменил Анатолий Тарасов. Приглашал Александр Пономарев в "Арарат", но я не был готов сменить Москву на Ереван.
 
- Как оказались в Смоленске?
- В наш клуб нагрянул наряд из военкомата. Кто успел, разбежались, а меня настигли повесткой. Тогда на Угрешской улице было что-то вроде пересыльного пункта, куда стекались все призывники-футболисты. Меня выбрала смоленская "Искра".
 
- Надеялись потом вернуться в "Локомотив"?
- Так не взяли... Поехал во Владимир, потом в Кемерово, где зарабатывал даже больше, чем в "Локомотиве". Собирался заканчивать, как вдруг пригласили в одесский СКА. По традиции, что ли, как в Калинине, "Локомотиве", Владимире, избрали капитаном команды. После одного из матчей знаменитый штангист Леонид Жаботинский вынес на одной руке огромный торт - приз мне как лучшему игроку. Потом ломали голову, как этот трофей транспортировать с газона - еле на тележку затащили.
 
- Почему не стали тренером?
- Не получилось завершить высшее образование. Работаю наладчиком вакуумной аппаратуры на московском заводе "Салют". И своей профессией вполне удовлетворен.
 

*******

Klykov

Музей «Локомотива» посетил Вячеслав Клыков, выступавший за нашу команду в начале семидесятых и в 1972-м году являвшийся ее капитаном. Вячеслав Николаевич привел в музей своего 13-летнего внука Даниила, который занимается керлингом и мечтает когда-нибудь выступить на Олимпиаде в составе российской национальной команды. Встреча с Вячеславом Николаевичем получилась теплой и непринужденной: прогуливаясь вдоль стендов, он рассказывал о традициях прошлого и желал успехов команде в наступающем году.
 
О «Локомотиве» настоящего:
- У меня большой спрос с игроков «Локомотива». Это хорошо подобранная команда, которая всем обеспечена. Когда все есть для работы, то и спрос должен быть соответствующим. Ты должен выходить и биться, чтобы искры летели. Так что в 2015 году желаю «Локомотиву» биться до победного конца. Больших успехов желаю.
 
Хочу видеть в «Локомотиве» больше доморощенных игроков, и чтобы наша команда стала базовым клубом для сборной России. Но против иностранцев ничего не имею, тем более Миодраг Божович, который прекрасно говорит на русском, недавно очаровал оборотом: «Разве Гилерме и Майкон - бразильцы? Они давно уже русские!». Я по-доброму посмеялся: это очень важно, что легионер осваивает язык до такой степени, что становится здесь своим.
 
О выборах капитана в «Локомотиве»:
- В начале семидесятых у нас в команде царила демократия. Капитан определялся общекомандным тайным голосованием. Надо было играть хорошо и устраивать коллектив в человеческом плане. Видимо, мне это удавалось, раз проголосовали за явным преимуществом. Когда ввели правило послематчевых пенальти в случае ничьих, команда решила, что я должен бить первым. Как капитан. Я не промазал ни разу. Был уверен в себе при ударе - и это главный секрет.
 
О спросе руководства:
- В 1972 году «Локомотив» покинул высшую союзную лигу. При этом, уверяю, наша команда не «валилась», выступала в меру своих возможностей и играла преимущественно хорошо. Ничего плохого не хочу сказать об украинских командах, но дружили они друг с другом очень тепло, обрастали могуществом, и участники из РСФСР ощущали их доминирование. Конечно, никто не хотел этого вылета, но ситуация сложилась наихудшим образом. В конечном итоге спрашивал с нас министр путей сообщения СССР Борис Бещев. Он объективно подошел к итогам. Приехал как-то осенью на базу с собачкой (он всегда ее брал с собой) и с командой поговорил. Дал понять, что знает всю подноготную, понимает наши трудности. Поддержал, как смог, слова плохого не сказал. И мы посмотрели в будущее с оптимизмом.  
 
О хороших приметах:
- Как-то раз мой сын Руслан перед матчем в Черкизове выбежал на поле. Малыш увидел мяч, ударил по пустым воротам, забил гол. В тот день мы выиграли. Кто-то из ребят посчитал, что это хорошая примета. И с тех пор повелось: приезжаем с базы на матч, нас встречают жены с детьми, я подхватываю Руслана, вывожу его на поле, он бежит к воротам и забивает гол.  
 
О врачах команды:
- Савелий Евсеевич Мышалов - человек-эпоха. Как никто другой знал, что такое здоровый образ жизни. Мышалов просыпался еще до рассвета и давал десятикилометровый кросс. А его коллега, Глеб Колесников, придумал чудо-мазь, которая была достойна патента. Колесников выделил достоинства каждой из используемых в то время мазей и в определенных пропорциях смешивал их, чтобы получившаяся смесь помимо прочего имела эффект обезболивающего. Эту смесь он называл «жечкой». Это чудо произошло на наших глазах: гематомы и ушибы заживали за несколько часов. Как разотрет доктор своей «жечкой» - сразу все проходило!           
 
О болельщиках «Локомотива» в начале семидесятых:
- Когда слышу, что у «Локомотива» раньше не было болельщиков, то недоумеваю. Были, и еще какие! Соблюдался некий территориальный принцип: наши болельщики жили в близлежащих к стадиону районах. Просто наши болельщики не были крикливыми, вели себя интеллигентно. Они всегда жили интересами команды, спрашивали, как мы себя чувствуем, как проходят тренировки, какие последние новости… Матчи на стадионах Москвы собирали десятки тысяч зрителей, и мы знали, что среди них есть наши верные болельщики.
 
О фанатах-«фонарях»:
- В наши дни на стадионах стало больше агрессии, криков. Самый страшный матч в этом плане - «Спартак» - ЦСКА. Не мое это. Тем более, мат не терплю. Наверное, по этой причине чаще остаюсь у телевизора. Часть кричащих на трибунах людей вообще ничего не смыслит в футболе, таких мы в своем кругу называем «фонарями». Надеюсь, что ближе к домашнему ЧМ на трибунах российских стадионов станет больше порядка и интеллекта.