eng
Вы здесь:
youtube vk telegram tiktok

hahalev
ХАХАЛЕВ
Владислав Геннадьевич



Родился 5 октября 1966 года.
Нападающий.
Воспитанник владимирского футбола.
Выступал за «Торпедо» (Владимир) в 1987 - 1991 и 1995 - 2003 годах.
Также выступал за «Асмарал» и «Асмарал-дубль» (Москва), ВАК (Касабланка, Марокко).
Дебют в «Торпедо» (Владимир): 30 апреля 1987 года в матче «Красная Пресня» (Москва) - «Торпедо» (Владимир) - 1:1.
Первый гол в «Торпедо» (Владимир): 14 сентября 1987 года в матче «Торпедо» (Владимир) - «Динамо» (Вологда) - 3:2.
Всего в первенствах СССР и России в составе «Торпедо» (Владимир) провёл 434 игры, забил 100 голов.






Есть сотня на счету у форварда


В розыгрыше первенства России по футболу наша команда с самого начала обосновалась в самом подвале турнирной таблицы. Какая уж тут радость…
И все же в ходе первенства на долю отдельных футболистов "Торпедо" выпадали свои праздники. Один из них пришелся на долю капитана команды Владислава Хахалева - в 17-ом туре в игре в Рыбинске с местной командой он забил 100-й гол за время выступлений под флагом "Торпедо". До него этот желанный рубеж в биографии бомбардиров команды удавалось преодолевать лишь двоим - Н.Сафаеву и В.Сатарову. И вот В.Хахалев стал третьим…

- Владислав, когда ты начал играть в футбол?
- По-серьезному с 5-го класса, когда начал заниматься в местной ДЮСШ у Валерия Иванова, нынешнего старшего тренера "Торпедо". А до этого играл и в хоккей, и в футбол в детской команде, которую возглавлял тренер Ю.Ермолаев - впоследствии зав. кафедрой физвоспитания политехнического института (ныне - госуниверситета).

- Когда открыл лицевой счет голам в чемпионатах и первенствах страны?
- Впервые в союзных чемпионатах мне удалось "распечатать" ворота динамовцев Вологды. Было это 14 сентября 1987 года. Кстати, это был первый матч, который мне довелось отыграть все основное время. До этого тренеры давали играть по чуть-чуть. А тот первый гол добил на 8-ой минуте встречи после парированного вратарем удара Н.Сафаева.

- Как был забит "гроссмейстерский" сотый?
- В Рыбинске. Помог мне поразить ворота хозяев поля Р.Чернов, который сделал на меня передачу мяча с правого фланга в район вратарской площади.


- Мы считаем твои "торпедовские" голы, а в других командах доводилось огорчать вратарей?
- Играя в "Асмарале", забил 6 голов, еще 8 голов приходятся на чемпионат в Марокко.

- Почему получился затяжной антракт между сотым голом и предыдущим?
- Я поменял игровое амплуа. Теперь играю в средней линии команды и в мои обязанности входит не забивать голы, а начинать атаки. Теперь меня больше интересует не личный результат, а командный.

- Самый удачный сезон был у тебя одиннадцать лет назад. Чем это вызвано?
– Иной, более высокий был класс той команды. Я был освобожден от "черновой" работы и главной задачей мне ставили забивать голы. Что я, к своему удовольствию, и делал.

- Самый памятный гол из "торпедовской сотки"?
- Первый гол в ворота "Асмарала" в 1991 году, который положил начало разгрому будущего победителя зонального турнира на его поле. Счет был 4:0 в пользу "Торпедо".

- Почему лишь одним годом ограничился твой срок пребывания на африканском континенте?
- Замучили травмы, после которых было трудно восстанавливаться по тамошнему климату. Поэтому не смог должным образом показать себя в "ВАКе".

- По футбольным меркам у тебя ветеранский возраст. Что заставляет так долго общаться с большим футболом?
- Любовь к этой игре. Здоровье есть, от игры не устаю. И чувствую, что сейчас я нужен команде. Именно сейчас, в трудные для нас времена.

- Что стало их причиной?
- Однозначно на этот вопрос ответить сложно. Сказались кадровые неурядицы в начале сезона. Весь первый круг команда не могла найти "свою" игру.

Подготовил Валерий Чижов (2002 год)
http://www.prizyv.ru/archives/332287


Интервью 2006 года

hahalevhahalev1
*********
Интервью 2022 года

«Жил на океане, клуб снял 4-комнатную квартиру - попал как в американский сериал». 30 лет назад форвард из Владимира оказался в Марокко. Владислав Хахалев родился во Владимире, начал карьеру в местном «Торпедо», а в 1992-м оказался в «Асмарале».
 
Под руководством Константина Бескова 25-летний форвард забил в первом же матче в Высшей лиге - «Зениту» на выезде. Москвичи выиграли 4:2. Хахалев мгновенно стал игроком основы, вколотил «Локомотиву» из Нижнего Новгорода и «Кубани», а первую часть сезона его команда закончила в топ-2 – сразу за московским «Спартаком». Причем в последнем туре снова обыграла «Зенит» - 8:2. В чемпионской группе «Асмарал» не зацепился даже за еврокубки, но Хахалев сыграл против «Локомотива» Семина, «Динамо» Газзаева и действующего чемпиона ЦСКА. А зимой 1993-го неожиданно уехал в Марокко.
 
Как это произошло? Чем ему запомнилось время в Марокко? И где он работает сейчас?
 
Хахалев поехал в клуб, который выиграл Лигу чемпионов, а тренировал его мужчина из-под Челябинска. Марокканцы так любили футбол, что фотографировались с игроком из России
- Все случилось неожиданно. Прошла информация, что какой-то агент ищет быстрого нападающего для марокканской команды. Знакомый массажист из «Асмарала» дал ему мои координаты. Тот связался со мной, и мы начали договариваться.
В процессе оказалось, что команде нужен еще один человек - полузащитник. Так в Марокко со мной поехал Юрий Васильевич Гаврилов, который тоже выступал за «Асмарал». Мы отправились в команду ВАК - «Видад Атлетик Клуб» из Касабланки.
 
Тогда было не так как сейчас. Все решалось через знакомых и стационарные телефоны. С агентом я даже не встречался. Было ощущение, что все как-то странно, но оказалось по-настоящему.
 
- Почему вы согласились?
 
- Сначала не очень хотел, но потом загорелся. Как-то экзотика захватила. Хотелось выбраться за границу, чего-то необычного, мир посмотреть. Еще жена поддержала: Касабланка, романтично.
 
- Первые впечатления от Марокко?
 
- Город очень понравился. В Касабланке есть неинтересные рабочие районы, но я жил на побережье Атлантического океана. Было красиво. Люди - интересные, все такие торжественные, любят короля, постоянно о нем говорят. Боготворят футбол и игроков. Ко мне подходили на улицах, фотографировались на мыльницы. Я думал: «Что происходит?» Только потом понял, что прошла информация об игроках из России. Заряженность футболом просто как в Бразилии. Хотя о Бразилии я знал из книг и журналов, но это сходилось с тем, что видел в Марокко. Футболистов почти носили на руках. В России подобного не было, поэтому для меня это оказалось неожиданным. Сказывалось еще и то, что команды из Марокко считались одними из сильнейших в Африке.
 
- ВАК в декабре 1992-го - за месяц до вашего прихода - выиграл Лигу чемпионов Африки.
 
- Да, а два человека из него входили в состав сборной. Помню их хорошо. Центральный защитник Нуреддин Найбет потом долго играл в «Депортиво» (211 матчей, выигрывал чемпионат и Кубок Испании - Sports.ru). А левый полузащитник – забыл фамилию - был такой крепкий, как боксер, с левой ноги бил просто сумасшедше. Кстати, я приехал, когда шел Рамадан. Игроки не ели весь солнечный день, но тренировались и играли. Для них это в порядке вещей, а для меня – целое событие, даже отвлекало от футбола.
 
- Кто работал тренером?
 
- Юрий Григорьевич Севастьяненко с Урала (Севастьяненко родился в Копейске Челябинской области - Sports.ru). Он попал туда случайно, как и я, но зацепился и привел ВАК к победе в Кубке чемпионов (так до 1997-го называлась Лига чемпионов Африки - Sports.ru).
 
- Общались с ним?
 
- Да, но я поздновато приехал. К тому моменту на место нападающего уже взяли марокканца. Пришлось соперничать с ним. При том что команда не исповедовала атакующий футбол - все шло через силу, фланги и диагонали в район штрафной. Нападающий должен был вырывать мячи. Как раз это парень - такой огромный под метр девяносто - хорошо подходил под стиль. А я почувствовал сложности.
 
- Как шли дела у Гаврилова?
 
- Он почти сразу уехал - сыграл только в товарищеском матче и тренировался. Но даже за это время отлично зарекомендовал себя. Чего говорить, великий мастер. Я даже рядом не валялся. Мне кажется, он поехал посмотреть зарубеж. Понимал, что карьера заканчивается, хотел показать себя и посмотреть других. Оставаться не захотел - он советский человек. Но мы сдружились и до сих пор изредка общаемся на ветеранских матчах.
 
Хахалев в восторге от марокканцев, а его дочь стала там звездой. Но игрока преследовали травмы, которые не проходили из-за климата
 
- По сравнению с «Асмаралом» вы выиграли в зарплате?
 
– Да. Не скажу, что платили намного больше, но больше.
 
- То есть в «Асмарале» получали где-то 3 тысячи долларов, а в Марокко?
 
- Да не было трех тысяч долларов. Честно, конкретных цифр не помню - в голове все перепуталось. Но за четыре месяца я привез из Марокко несколько тысяч долларов - и это было больше, чем за то же время я заработал бы в «Асмарале».
Тем более в Марокко я жил и кормился бесплатно. Сначала клуб снимал гостиницу. Когда приехали жена с дочкой, нам сняли четырехкомнатную квартиру.
 
- Пишут, что вы выиграли Кубок Марокко.
 
- Нет, трофеев там не выигрывал. Вот в Кубке чемпионов сыграл матч и даже забил гол. Пробил по воротам, случился рикошет, от защитника мяч залетел в ворота. Но записали на меня. Все случилось на выезде в Сенегале. Я не приписывал этот гол себе, но, когда мы вернулись в Марокко, в аэропорту болельщики встречали команду, и меня очень хвалили: «ХахалИв, ХахалИв! Гол, гол!» Подумал еще: «Что происходит?» Спросил у ребят, они ответили, что я гол забил. Но больше в Африке я не забивал.
 
- Какой там уровень футбола?
 
- В Марокко было три команды, которые показывали высокий уровень. В целом рубились все, но у этих трех было еще и мастерство. В России таких команд больше. При этом заряженность футболом там выше, все болели им.
ВАК проводил домашние матчи на 60-тысячном стадионе. Полностью он не заполнялся, но две большие трибуны собирались. То есть 2/3 от вместимости. На стадионе не было кресел, он выглядел как древний амфитеатр. Все каменное, вместо сидений - большие ступени, на которых стояли люди. Можно и сидеть, но тогда ты не увидишь футбол.
 
– Каково жить в исламской стране?
 
– Марокканцы похожи на европейцев. У них я не заметил того, что видел даже в Турции. Турки тоже как европейцы, но там много туристов из арабских стран, которые выглядят как мусульмане – женщины в хиджабах, в масках. А в Марокко женщины-официантки в гостинице ходили в юбках по колено с открытыми лицами. Одевались абсолютно свободно. Помню счастливых детей. По утрам я бегал вдоль океана, детишки подходили, я говорил на французском, который учил в школе: «Ну, побежали». И они бежали. Все настолько открыто, что я не ожидал.
 
- Друзья из Марокко остались?
 
- Я не успел их завести. Но очень хорошо помню лица многих людей оттуда - футболистов, официантов, руководителя гостиницы, в которой жил. Владелец - такой красавец: статный, с арабским лицом, кудрявыми волосами. Мне очень понравилась страна. Хотя пара людей в команде воротила нос: «Чего какой-то русский приехал?» Но большая часть относилась с добром. Помню, как ко мне приехала семья. Дочке тогда было 3,5 года, она светленькая. Мужчины ее вообще не пропускали. Как видели на улице: «О, какая девочка!» И давай комплименты ей выдавать. Это было так мило.
 
- Самое красивое место, которое видели в Марокко?
 
- Побережье, где находилась гостиница. Океан, длинная песчаная коса, на которой отдыхало много людей, носились детишки. Правда, сам океан холодный, я редко купался. Касабланка вообще красивая. Белокаменные здания, много зелени, окультуренные деревья, целые улицы особняков. Наверное, такое у нас сейчас на Рублевке, а в 1993-м я видел это в Марокко. Как будто попал в американский или бразильский сериал. В России не было подобной красоты. Вкусная еда: много рыбы, соки каждое утро выжимали прямо при мне, кофе очень вкусный. Благодаря Марокко я побывал в Сенегале, в Кот-д’Ивуаре, в Париже, поездил по самой стране. Интересное время.
 
- Каково возвращаться в Россию после такого?
 
- По большому счету нормально. Я люблю родину, в отрыве мне было не очень хорошо. Тем более в Марокко пошли травмы, которые помешали показать себя. При каждом ушибе - а они били по ногам постоянно - у меня раздувалась нога, а отек сходил долго. Один из совладельцев команды владел клиникой и лечил меня. По его словам, во всем виноват сырой климат. Одна травма была такой тяжелой, что восстанавливался месяц. Как ее получил: бил по воротам, но после удара мне сделали накладку - шипами ударили в голень. Щиток съехал, и удар пришелся на частично незащищенную область. В итоге вся голень распухла, появилась сильная боль. Меня закололи антибиотиками. Вроде восстановился, начал играть. Но малейший удар по колену - на следующий день оно распухает. Пришлось несладко, в итоге я сам решил уехать. С одной стороны, ко мне уже приехала семья. С другой - сыграю несколько игр, опять получу удар и буду лечиться. А это уже какая-то наглость: приехал из другой страны, живет за счет клуба, не играет и только лечится. Что это такое? Мне было стыдно. Я приехал играть, а не лечиться. Сказал об этом руководителям, они меня поняли.
 
После Марокко Хахалев работал в казино, а потом вернулся в футбол. Сейчас он трудится на важной работе и ни о чем не жалеет.
 
- Летом 1993-го вы вернулись в «Асмарал», но через полгода ушли оттуда. Почему?
 
- Из Марокко я возвращался в одном самолете с Валентином Козьмичом Ивановым. Он сказал: «Возможно, я приму «Торпедо». Было бы неплохо поработать вместе, созвонимся». Но у него не сложилось, и я вернулся в «Асмарал». По итогам сезона он вылетел из Высшей лиги. И в команду пришел Иванов. Я начал тренироваться под его руководством, съездил на сбор. Но снова получил травму и выбыл на несколько недель. На следующий сбор уже не поехал и решил закончить с футболом.
 
- Из-за травм?
 
- Да. Они сыпались градом - начались в Марокко, продолжились в Москве. Где-то я психологически сломался. После футбола устроился в казино - одно из первых во Владимире. Руководителями были два англичанина, а я считался как бы их заместителем. Связующим звеном между ними и русским персоналом. Мне нравилось. Может, из-за этого легко расстался с футболом. В казино я работал полгода, пока оно не закрылось. У владельцев начались проблемы с криминальными авторитетами. На полгода ушел в другие организации - и вернулся в «Торпедо» Владимир. Ко мне пришел начальник команды Сергей Никоноров: «Чего ты, Влад, мыкаешься? Возвращайся в команду». Я согласился и играл за «Торпедо» до 2003 года. В первую лигу я не успел. Когда «Торпедо» выступало в ней, я играл за «Асмарал», в Марокко и работал в казино. Вернулся, когда «Торпедо» вылетело в вторую лигу.
 
- Вы играли в клубе, который выиграл Лигу чемпионов Африки, играли в Высшей лиге против «Спартака», ЦСКА и «Динамо», забивали «Зениту». Не обидно после такого провести всю карьеру во второй-третьей лиге?
 
- Иногда это приходило в голову, но не мучило меня. Я люблю город, в «Торпедо» я почувствовал себя в своей тарелке - нужным болельщикам, клубу. И на душе стало хорошо. До этого даже в «Асмарале» я чувствовал себя как-то не на своем месте. Мне не понравилась Москва 90-х: на каждом углу бандиты, разводилы, в отрыве от семьи. Это психологически давило. Даже в Марокко при всем очаровании страной я чувствовал, что это не мое. Когда вернулся во Владимир, понял: где родился - там и пригодился. Это меня всегда успокаивало и не давало возможности обижаться на судьбу. Чего обижаться - все сложилось так, как сложилось. Не завоевал я трофеев - значит, так и должно было случиться. На то были причины: травмы, психология. Зато вернулся на свою землю, помогал команде, заслужил уважение болельщиков и футболистов, которые несколько лет выбирали меня капитаном. Не зацепился наверху, что ж поделаешь.
 
- Если отмотать в 1994-й, вы бы ушли из футбола после «Асмарала»?
 
- Нет. Но я ушел не просто так, а из-за травм. Это было мучительно. Футбольная нереализованность сказывалась даже на семье, на отношениях, на мыслях о будущем. Как зарабатывать, если все время травмы?
 
- Где вы работаете сейчас?
 
- Занимаюсь очень простой, но нужной людям профессией. Я работаю в мебельной компании «Лазурит» сборщиком мебели. Езжу по регионам и весям Владимирской области, Московской области и собираю кучу разной мебели. В компании я работаю уже 12 лет. Сборщицкая карьера приближается по сроку к футбольной. Вышло так, что я не получил образование, хотя в школе учился очень хорошо. Поступил в радиотехнический институт и бросил его, потому что не понравилось. Когда после армии начал профессионально заниматься футболом, поступал, но быстро бросал другие институты - юрфак, истфак. Времени на учебу не оставалось, а выпрашивать оценки не хотел. Но хорошо, что умею много чего делать руками. Сначала товарищ пригласил в свою компанию, которая занималась торговым оборудованием. Все шло хорошо, но в 2008 году стало плохо. Это было начало мирового кризиса. Чтобы зарабатывать, мы отправились в Москву и стали собирать мебель. Потом друг уехал, а я остался в Москве. Проработал там три года, вернулся во Владимир и нашел работу в «Лазурите». Я был первым сборщиком и до сих пор остаюсь в компании. Труд интересный, немного творческий. И главное – ты свободный человек. Ездишь на своей машине со своим инструментом. Делаешь дело - а тебе платят за это деньги.
 
- В Марокко с тех пор возвращались?
 
- Нет. Хотя страна симпатична, одно время следил за ней. Но нельзя жить прошлым. Это грустно и тоскливо. Надо жить сегодняшним днем и завтрашним. Футбол - это магия, которая захватывает и не отпускает. Мне повезло, что оказался в футболе. Я любил свое дело, получал за это деньги и ездил по миру. Разве это не чудо? Но когда ты заканчиваешь, нужно смириться с тем, что ты закончил. Если будешь тосковать, останется только бутылка. А надо жить.
 
leon kelme mania sports fnl